А на вас лонгслив, и вы — не девушка!

Один из тяжелых крестов, который был у меня и на предыдущей работе, и на новой — собеседование кандидатов на трудоустройство (не всех, конечно, а только по моему профилю). Конторы, где я трудилась и тружусь, не таковы, чтобы целый отдел HR, используя современные достижения на ниве мозгоклюйства, отбирал мне коллег на свое усмотрение. Так что кадровики только записывают людей на собеседование и показывают народную тропу, ведущую ко мне в кабинет.

И вот новая потребность моего работодателя — найти человека, который занимался бы ведением наших соцсетей и сайта. Уровень зарплаты средний по региону для такой вакансии. Одно из требований к кандидату — хороший уровень грамотности. Тестовые задания, три штуки, довольно простые: исправить ошибки в предложенном небольшом тексте (ррраз!), найти к нему иллюстрацию (два!) и разместить все это на сайте с соблюдением действующего законодательства (в частности, со ссылками на источники, откуда взяты информация и изображение). Это три. Но даже до задачи номер два пока никто не дошел.

Например, приходит парень, очень молодой, очень высокий и очень упитанный. Как выяснилось, летом закончил учебу в университете, по какой-то технической специальности, и все еще ищет работу где попало, потому что по его специальности мало платят. Исправляет в тесте далеко не все ошибки, со стилем вообще явно не в ладах, поэтому получает вежливый отказ.

— Дайте мне еще одно задание! — говорит умоляюще. — Понимаете, мне очень нужно найти работу до Нового года, иначе родители перестанут мне оплачивать съем жилья, а к себе не пустят!

Причина веская, конечно, но у меня нет никакого желания пересаживать это здоровое дитятко с родительской шеи на шею нашей организации. Но в силу нежной любви к юношам мягко объясняю, что за косяки, которые он пропустил в тексте, его все равно быстро уволят еще до конца испытательного срока, а зачем ему портить трудовую в самом начале карьеры? Понурившись, уходит, оставляя на белом кафеле грязные следы 45-го размера.

Приходили молодые девушки, явно начитавшиеся всяческой брехни типа «10 фраз, которые убедят работодателя» и как под копирку сыпали выражениями: «Я уверена, что именно я вам нужна!» На вопрос, почему нам выпало такое счастье, отвечали: «Я обучаемая, стрессоустойчивая, коммуникабельная…» — и почти все исправляли «в общем» на «вообщем». Разнообразие в этот женский лепет внесла дама средних лет со стойким запахом перегара, которая явилась под вечер 30-го декабря и утверждала, что она мать пятерых детей, и если мы не возьмем ее, нас трудовая инспекция оштрафует.

В общем, до Нового года никого не нашли. Но в первый же рабочий день после каникул, то бишь сегодня, к нам в контору опять потянулся народ, хоть и контуженный праздниками, но уже жаждущий превозмочь и начать новую жизнь.

Вот слышу такой звук в коридоре, будто кто-то марширует. Прямо чеканит шаг. Заходит мужчина, громко представляется (допустим):

— Степанов Сергей Андреевич, русский, 1978-го года рождения. Пришел за тестовым заданием!
— Очень приятно, — говорю, слегка опешив. — Вот, пожалуйста, текст и ручка.
— Вы будете время засекать? — спрашивает он меня деловито.
— Для чего? — удивилась я.
— Чтобы проверить, как быстро я найду ошибки! — бодро рапортует он.
— Не буду, — говорю. — Исправьте все, что найдете, и отдайте мне.
— И вы не будете контролировать, пользуюсь ли я интернетом? — хмурится он.
— Не буду, — повторяю. — Пользуйтесь хоть чем. У нас не ЕГЭ.

Через пятнадцать минут он дает листочек, где из десятка ошибок найдены три.

— Спасибо, — говорю. — Вы нам не подходите. До свидания.
— Может быть, по мне и не похоже, — не сдается он, — но я бывший военный, и я хочу точно знать, где и почему я неправ.

Даю ему контрольный листок с правильным вариантом. Он долго смотрит в него, хмурится, сравнивает со своим текстом, где я выделила слабые места, считает что-то на пальцах и светлеет лицом.

— Я же пропустил всего пять ошибок!
— И две стратегически важные запятые, — уточняю я.
— Дайте мне еще одно задание! — требует он. — Я знаю, что смогу лучше!

Получив отказ, еще долго сидит в коридоре и с помощью интернет-справочников проверяет правильность нашего правильного варианта.

Потом заглядывает в кабинет женщина в шубе и интересуется:

— Где мне найти замдиректора?
— Я замдиректора, — отвечаю.
— Не может этого быть! — категорически отрицает она. — Мне сказали: «Девушка в черном джемпере». А на вас — лонгслив, и вы — не девушка, вам 35, не меньше.
— На мне свитшот, коль уж на то пошло, — возражаю спокойно. — Но если вас это все же не остановит, то скажите, с каким вопросом вы пришли?
— По поводу вакансии, — говорит она уже не так уверенно. — Редактор сайта. Это все-таки к вам?
— Ко мне, — признаюсь. — Вам дать тестовое задание?

Она немного думает.

— Нет, спасибо! — гордо отвечает, наконец. — Я не собираюсь работать под руководством женщины, которая ходит на работу вот так! У меня дочь и то не надела бы такие ботинки! И вы собрались проверять мою грамотность? Да я в школе десять лет отработала!

На этом посетительница уходит, стряхнув с шубы невидимую пылинку. А я остаюсь разглядывать свои ботинки на платформе: совершенно чистые, новые… Надо было у Деда Мороза не их заказывать, а нового редактора сайта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *